Новости

Интервью Александра Дьяченко для журнала "ТРЕНЕР"



Александр Дьяченко: «Ты понимаешь, что стал похож на локомотив, который движет этим видом спорта». 


Александр, вы занимаетесь греблей с 6 лет, но при этом отмечали, что изначально также проявляли интерес к футболу. Что же все-таки повлияло на ваш выбор в пользу гребного вида спорта?
Я начал заниматься с 6 лет и изначально это не являлось моим собственным выбором, потому что я был маленький. В спорт меня привел друг семьи, он занимался греблей и был гораздо старше меня. Так как занятия проходили летом на реке, можно было искупаться, позагорать, отдохнуть, подурачиться.
В общем, это всё-таки в большей степени было связано с игровым приятным времяпровождением, но тем не менее, мой первый тренер Осипенко Сергей Константинович меня запомнил, за что очень ему благодарен. Именно он привил мне любовь к этому виду спорта на всю жизнь!

Почему вы решили выступать именно на 200-метровой дистанции?
Дело в том, что 200-метровая дистанция изначально была неолимпийским видом, но в 2009 году после чемпионата мира, который проходил в Канаде, ее внесли в олимпийский вид, и, так как у меня была предрасположенность, то есть мне достаточно легко давались короткие ускорения, короткие отрезки (в целом это считается короткой дистанцией), я решил попробовать. Мне эта дистанция очень нравилась. Она динамичная, здесь очень важен старт, разгон, всё происходит очень быстро. Поэтому я начал тренироваться, пробовать и, как показало время, все было не зря.

С тринадцати лет вы тренировались у заслуженного тренера ПМР Юрия Тизула и у председателя Федерации гребли ПМР Вячеслава Соколенко. Какие мотивирующие слова ваших наставников вам особо запомнились?
Я начал тренироваться с 15 лет у заслуженных тренеров Игоря Владимировича Кизила и Вячеслава Григорьевича Соколенко. Дело в том, что они увидели меня на соревнованиях в Киеве, просмотрели и предложили приехать к ним в школу, которая находилась в городе Тирасполе, Приднестровье. И уже под их руководством с 15 лет я начал активно совершенствоваться, заниматься. У нас была достаточно хорошая группа ребят, порядка 12 человек, 3 из них в итоге стали чемпионами мира, многократными призерами Кубков мира, чемпионатов Европы. Школа была очень сильной, она и до сих пор есть. Ребята из этой школы каждый год на чемпионатах России показывают достойный результат.
Мотивирующие слова… Тренер итак каждый раз мотивирует, находя к тебе особый подход.

Иногда нужно много слов, иногда вообще не стоит ничего говорить. Это работа непосредственно между тренером и спортсменом, она происходит на протяжении всей карьеры, здесь сложно выделить какие-то определенные слова. Я благодарен им за всё, что они для меня сделали. Это действительно дорогого стоит, у нас было много препятствий, успехов и побед. Это всё также их заслуга. Мой результат – это заслуга тренеров Соколенко Вячеслава Григорьевича и Кизила Игоря Владимировича.


В 2012 году вы стали чемпионом летних Олимпийских игр в Лондоне. Что поменялось в вашей жизни после Олимпиады?
Олимпийские игры – это мечта любого спортсмена, вершина, апогей всей карьеры, поэтому я засыпал с мечтой, с желанием и целью выиграть Олимпийские игры во что бы то ни стало. Когда получилось стать чемпионом в Лондоне, жизнь постепенно начала меняться, я стал смотреть на свои достижения и результаты с другого ракурса. На тот момент, когда мы выиграли, мне было 22 года, моему напарнику было 23. Мотивация была бешеная, хотелось ещё! Хотелось завоевать титул чемпионов мира, чемпионов Европы, что мы и сделали успешно в 2013 году. Естественно, захотелось второй раз поучаствовать в Олимпийских играх, потому что аппетит, как говорится, приходит во время еды. Мотивация есть до сих пор, хочется съездить на Олимпийские игры, вновь встать на ступеньку пьедестала, это незабываемые эмоции, тебя просто разрывает, ты даже толком не понимаешь, что ты сделал. Осознание, конечно приходит после. Вся жизнь постепенно меняется, потому что звание олимпийского чемпиона остается на всю жизнь.

Быть олимпийским чемпионом – это большая ответственность. Скажите, эта ответственность вам мешала или, наоборот, стимулировала?
Естественно, когда ты становишься олимпийским чемпионом, многие ребята, в основном молодые, начинают смотреть на тебя немножко по-другому: копируют, наблюдают. Звание действительно накладывает определенную ответственность. Наверное, наоборот, звание стимулирует вести себя дисциплинированнее, показывать пример другим. Ты понимаешь, что стал похож на локомотив, который движет этим видом спорта. Я, по крайней мере когда был молодой, всегда смотрел на великих спортсменов того времени. Засматривался и копировал всё, начиная от техники и заканчивая поведением.

Вашим партнером, с которым вы выиграли олимпийское золото, а также завоевывали медали на чемпионатах мира, был Юрий Постригай. Расскажите о том, как и где вы впервые познакомились? Вы самостоятельно пытались сработаться или большую роль в этом процессе сыграли тренеры?
Впервые я познакомился с Юрием Постригаем в 2006 году на первенстве Европы до 18 лет в Афинах, в Греции. Тогда мы были соперниками. Гоняли с ним 1000 и 500 в двойке. В целом до 2012 года мы всегда были с ним соперниками, потому что он выступал с другим партнером, я тоже выступал с другим напарником, поэтому мы всегда соперничали. Но так сложились обстоятельства, что нашим тренерам хватило мудрости договориться и посадить нас в один экипаж, потому что мы два сильных одиночника. И, как показала практика, у нас получился действительно очень сильный экипаж, который выиграл Олимпийские игры.

За это, наверное, надо поблагодарить и судьбу, и напарника, и тренера напарника, и моего тренера за то, что получилось создать вот такой удачный тандем.


Какие страны вы считали своими главными конкурентами на чемпионатах мира и Европы?
У нас в последнее время география действительно довольно широкая, потому что многие страны культивируют вид спорта, многие развивают, и во многих появляется достойная конкуренция.

Во времена Советского Союза было 4 сильных страны:
Советский Союз, сборная ГДР, сборная Венгрии и итальянцы иногда. А сейчас география настолько широкая, что сложно выделить какую-то определенную страну, есть финал – это 9 лодок в основном, из них 8-7 европейских: немцы, англичане, венгры, сербы, сильные испанцы, россияне. На протяжении нашей, скажем так, золотой эпохи, когда мы выигрывали, было пять-шесть стран, которые менялись в лидерах, а дистанция короткая, и всегда было интересно, кто, когда и какое место займёт. Литва у нас тоже сильная. В других дисциплинах другие страны, но в целом сейчас география очень широкая, и многие страны могут преподнести сюрприз. Ты настраиваешься на одних конкурентов, приезжаешь, а в итоге побеждает вообще другой континент или другая страна, и для тебя это очень неожиданно.

Насколько для вас важна поддержка российских болельщиков? Обращаете ли вы внимание на возгласы трибун во время соревнований или пытаетесь от всего абстрагироваться и сосредоточиться на заплыве?
Поддержка близких людей, болельщиков очень важна, это мотивирует. У нас был опыт в 2014 году, когда на чемпионате мира в Москве трибуна была полная, я никогда не видел её настолько полной, и дистанция 200 м находилась достаточно близко к трибуне, и вот этот гул, когда тебя объявляют, а все болельщики, вся трибуна кричит, скандируют – это даже в какой-то степени немного отвлекает от концентрации на дистанцию. Где-то помогает, где-то отвлекает. Это все-таки психологический момент, но давление он действительно создает, по крайней мере у меня. Хотя всегда приятно выступать перед своими болельщиками.

Какой заезд был для вас самым тяжелым в карьере?
Любой заезд, когда ты проигрываешь, тяжёлый. Сложно, наверное, выделить какой-то определенный заезд, потому что со временем все эмоции утихают и сложно сказать, что именно в эту дату был самый сложный заезд. Для любого спортсмена проигрывать – это тяжело. Это эмоциональный удар. Особенно когда ты хорошо готов, настроен, сфокусирован и заряжен. Для меня, наверное, самым сложным был 2016 год, когда мы по непонятным политическим причинам не смогли принять участие в Олимпийских играх 2016 года. Мы прошли все отборы, должны были участвовать, у нас была отличная форма, должны были бороться за медаль… Но по причинам, которые не зависели от нас, мы туда не поехали. Это, наверное, самый тяжелый удар для любого спортсмена, потому что непонятно, как и по какой причине тебя не пускают на Олимпийские игры.

Техника гребли каких спортсменов вас восхищает?
Техника гребли на самом деле очень разная. Изначально сложились разные школы. Есть венгерская школа, немецкая, испанская, советская… Есть индивидуальные спортсмены, которые технически красиво гребут визуально, на них, в основном, равняется молодежь. Но вот скажу, что технические гребцы, которые выступают на длинной дистанции 1000 метров и те, которые выступают на 200 метров, сильно отличаются. Это немножко разная подготовка, силовая направленность, гребля, поэтому визуально может быть красиво, но если так будешь грести, быстро у тебя не получится. И наоборот, если будешь мощно грести, то до финиша тебе не получится дойти, будет очень тяжело и устанешь. Здесь всё индивидуально. Для меня это были такие величины, как: Рональд Раухе (немецкий спортсмен), Адам Ван Куверден (канадский олимпийский чемпион), Кнут Хольманн (норвежец), Эрик Ларсон (норвежец) – у них действительно красивая техника. И когда я был молодой, то восхищался ими, мне нравилось, я смотрел и пытался копировать.

Как сейчас складывается ваша спортивная карьера?
Момент после пандемии… Сейчас потихоньку уже спортивный мир приходит в себя.
В этом году, в 2021, запланированы старты соревнований – Кубки мира. Сначала у нас будет российский отбор, планируем там выступить достойно, отобраться на международные соревнования – Кубок мира и чемпионат Европы. И в этом году запланированы Олимпийские игры. Естественно, есть мечта и цель попасть туда, поэтому стремимся, готовимся. Сейчас нахожусь на сборах в Турции. Здесь достаточно хороший климат, тепло, условия шикарные. Трудимся, готовимся, потому что в конце апреля уже отборочный старт в Краснодаре.


Расскажите о том, когда вы впервые узнали о Кубке братьев Агеевых и почему решили стать частью их команды?
Мы скооперировались на Кубке братьев Агеевых и олимпийских чемпионов Юрия Постригай и Александра Дьяченко в 2017 году. К нам подошли братья Агеевы и предложили устроить турнир, чтобы популяризировать наш вид спорта как в России, так и за рубежом, чтобы показать всем, как это выглядит, привлечь внимание, потому что это мега супер популярно, красиво. Но отклика такого, какого хотелось бы, не было. Всегда хочется, чтобы люди смотрели, приходили на соревнования, болели. Причём соревнования проходят в красивом месте в Крылатском, в Москве. Но, к сожалению, трибуна зачастую пуста, поэтому решили устроить турнир, чтобы показать, донести до людей, что есть такой вид спорта. Приходите, смотрите, болейте, приводите детей, чтобы как-то повысить интерес. На сегодняшний день всё развивается, всё идёт постепенно. И именно у нас один из лучших топовых турниров с самым хорошим призовым фондом (не постесняюсь этого сказать).

В мире каждый год откликается очень много иностранцев, прилетают к нам, потому что для них это тоже интересно – у нас необычные дисциплины, такие, которых нет на мировых первенствах, на европейских турнирах. Самое главное – есть преемственность поколений. Ветераны гоняются, а также родители с детьми, то есть те ребята, у которых отец, допустим, или мама выступали, они могут сесть в одну лодку. Такого вообще нигде в мире нет. Все с удовольствием приезжают, выступают, гоняются! Действительно получают удовольствие и кайф. Что касается аудитории, охвата, то мы пытаемся сделать популяризацию, чтобы охват увеличился и заинтересованности было как можно больше. Надеюсь, всё получится.


Почему с 2018 года вы приняли решение выступать за Алтайский край?
С 2017 года принял решение выступать за Алтайский край, так как в целом мне понравилось отношение руководства Федерации гребли Алтайского края, Юрия Вениаминовича Шамкова, Юрия Анатольевича Морозова, директора школы в Алтайском крае. Вообще, у них принципиально другой подход, они горят желанием развивать греблю в Сибири, в Барнауле. И у них это прекрасно получается. Сейчас классный проект построили – Гребной канал. Выиграли тендер и будут проводить в 2021 году в мае Кубок мира в Барнауле, причем он будет являться Олимпийским квалификационным отбором! Будут разыгрываться лицензии на участие в Олимпийских играх для стран. Поэтому это очень важный турнир и классно, что он будет проходить в России, в Сибири. Это удивительно и очень интересно. Сейчас непростая обстановка вокруг российского спорта, очень много турниров невозможно провести из-за политической ситуации. Но вот им удалось, скажем так, практически невозможное. У них очень глобальный подход. Я был в Барнауле, видел, какое отношение к молодому поколению, к именитым ребятам, поэтому как-то заинтересовало это всё, мы поговорили и приняли решение, что я буду выступать, популяризировать, привлекать внимание к гребле именно в Алтае, Алтайском крае.

Александр, чему вас научил спорт?
Спорт меня научил в первую очередь дисциплине, упорному труду, я понял, что не надо сдаваться. Что в жизни всегда есть и выигрыши, и проигрыши. Это неотъемлемая часть спорта. Невозможно всегда выигрывать.
Поэтому надо относиться к этому с достоинством. Если проигрываешь – проведи работу над ошибками, внеси изменения и иди дальше, пробуй и обязательно всё получится. Считаю, что добился всего благодаря спорту и труду. И уверен, что меня ждёт ещё много нового и неизведанного.




Источник: журнал "ТРЕНЕР" (2021г.) 

Интервью Александра Дьяченко